***** 1

Report
Экспозиция музея построена на соединении двух миров в
пространстве одной квартиры: мира реального,
биографического, связанного с семьей Булгаковых и мира
вымышленного, литературного, связанного с романом
Булгакова «Белая гвардия». Автор научно-художественной
концепции К.Питоева, художник – лауреат государственной
премии Украины им. Т.Шевченко А.Крыжопольский.
Совместное бытование реального предмета и
художественного вымысла, построенное на использовании
мемориальных булгаковских вещей и их литературных знаков,
позволило найти новые формы музейного повествования,
обращенного к жизненному и художественному опыту
посетителя, его ассоциативному мышлению. Свою задачу
музей видит более широко, чем рассказ о жизни и творчестве
Булгакова, который в Киеве писателем еще не был. Экспозиция
знакомит со средой, воспитавшей будущего писателя. А
потому в ней широко представлены темы: жизнь Киева
конца XIX – начала ХХ вв., образование и воспитание,
медицина, религиозная и театральная жизнь города.
Начинается экскурсия с
гостиной – главной комнаты
дома, всегда с готовностью
принимавшей гостей семьи
Булгаковых. Столь же
гостеприимна она была и
романе, и даже в самые
трудные времена служила
неизменным местом встречи
турбинских друзей.
Раскрытая партитура – разумеется, «Фауст» –
помещается на пюпитре стоящего у стены
фортепьяно. Под его аккомпанемент
Шервинский, окрыленный отъездом Елениного
мужа, пел эпиталаму богу Гименею. Судя по
цвету, фортепьяно – аутентичное, а, значит,
играла на нем и мать Булгакова, Варвара
Михайловна. Вот, кстати, ее фотография – как
раз в этой гостиной под портретом уже год
как покойного мужа.
Музей Михаила Булгакова
(г. Киев)
Медкабинет доктора
Булгакова и доктора
Турбина. Здесь царствует
наука. Представлена жизнь
киевского университета
нач. ХХв., фотографии
профессоров, сокурсников
М.Булгакова. Многое
становится понятным в
«Записках юного врача» и в
других произведениях.
Комнату Елены в 1918 – 1919 гг. занимала сестра Булгакова Варвара с
мужем. Главная тема этой комнаты – рассказ о семейной иконе. В романе
«Белая гвардия» героиня у иконы вымаливает жизнь умирающего брата.
Комната Николки. Именно в этой комнате жил сам Михаил
Афанасьевич до своей женитьбы ( 1913г.). Здесь всегда зажжена
мемориальная лампа под зеленым абажуром как предвестие будущей
писательской судьбы Булгакова.
А вот то самое окно, за которым изобретательный Николка догадался
спрятать на случай обыска оружие – Алешин браунинг и най-турсов
кольт.
Тайник за окном
ой крошечной комнатке и в самом деле какое-то время жил племянник Карума по имени Николай Судзиловский (впрочем, первая
Книжная (комната Лариосика)
Небольшая комнатка с двумя слепыми окнами (потому что выходят они
как раз в стену соседнего дома) служила в семье профессора Афанасия
Булгакова библиотекой. Здесь стояли шкафы с книгами, без которых
невозможно представить себе ни семью Булгаковых, ни семью Турбиных.
В эту комнатку же был поселен свалившийся на голову Турбиным
житомирский кузен Лариосик – ходячее несчастье, бледный Пьеро. Почти
все свободное от книжных шкафов место тут занимает кровать сложной
раскладной системы, выделенная гостю. Именно между ее створками он в
первый же день умудрился защемить Николкину руку – аккурат между тем,
как раскокать сервиз и разбить оконное стекло при устройстве тайника в
соседней комнате.
Столовая
Из комнаты Лариосика
мы наконец-то
оказываемся в столовой,
самой лучшей и уютной
комнате особнячка. Вот
он, Саардамский
Плотник – печь, обратную
сторону которой мы уже
видели в гостиной.
Это – сердце
турбинского дома. На
замечательной
изразцовой кладке, в
самые тяжкие дни
живительной и жаркой,
руками старинных
турбинских друзей
выведено: «Леночка, я взял
билет на Аиду», «Июнь.
Баркаролла», «Недаром
помнит вся Россия про
день Бородина»...
Рядом с жаркими изразцами стоит
кресло, и очень легко представить
устроившегося в нем с ногами
молодого доктора Алексея Турбина.
В домашнем тепле и тишине он
читает «Саардамского Плотника», а у
его ног на скамеечке, вытянув ноги
почти до буфета, задумчиво
перебирает струны гитары Николка.
Размеренно тикают старые часы с
башенным боем, и в ответ их
башенному бою играют гавот часы
из соседней Елениной спальни.
Уютней всего в кухне за кремовыми
шторами, надежно скрывающими
заснеженную веранду, внутренний
дворик, да и весь обезумевший мир.
Только за кремовыми шторами и
жить.
А через несколько дней зыбкий уют разлетится вдребезги, билет на Аиду
превратится в билет в Аид, и раненый доктор Турбин, бледный до синевы,
будет лежать на диванчике под старыми часами, а рядом будет метаться
Елена. Спальня Алексея тут, через стенку, и лежа в своей постели,
умирающий доктор будет мучиться в тяжелом, жарком, липком бреду.
Когда-то в этой комнатке умирал Афанасий Иванович Булгаков, а теперь
суждено умирать Турбину.
Булгаков – мистический писатель. Всмотритесь в зеркало, висящее в углу
столовой. Если в столовой погаснет свет, вам удастся заглянуть сквозь
него в болезненный бред Турбина: вы увидите в зазеркалье пляшущий в
стол, снежную вьюгу восемнадцатого года, а затем сменяющее всё
сияние звезд над головой. Это – одно из чудес, приготовленных для вас
музеем.
Видением звезд в зеркале и заканчивается экскурсия по дому Турбиных. Но
давайте не торопиться покидать его. Если мы дождемся, пока все прочие
посетители спустятся вниз, и подойдем к экскурсоводу, он наверняка не
откажет нам в просьбе немного здесь задержаться.
Кабинет

similar documents